• Досанг

    Досанг

    Досанг

    Досанг, Досанг. Роль первенца, конечно, наложила отпечаток на характер этого человека. Старший сын старшего сына хана мог рассчитывать на большее и возглавить весь народ. Досанг завёл дружеские связи с губернатором Артемием Петровичем Волынским, видя в этом представителе русских властей серьёзную опору своим амбициям. Думаю, что небескорыстная дружба с главой региона принесла Досангу первые дивиденды в виде новых подданных. Во время Персидского похода 1722 г. ещё один из внуков Аюки – Бату – захватил у г. Терки тысячу кибиток «кумыцких татар-кундровцев» и привёл их было в свой улус. Благодаря покровительству Волынского, часть кундровцев в 1725 г. была передана Досангу и кочевала с калмыками вместе с группой «убогих татар», не ушедших на Кубань в 1723 году.

    Губернатор устроил встречу молодого аристократа с Петром I, «а когда приедете, тогда Его Императорского Величества очи видеть получите», писал Досангу Артемий Петрович. Более того, он же соответствующим образом подготовил самодержца к этой встрече, да так, что царь сделал недвусмысленный аванс внуку Аюки: «И за такие верные службы жалую тебе на место отца твоего». Поддержка была получена, оставалось дело за малым: решением самого Аюки, приготовившегося покинуть этот мир, назначив достойного восприемника. Но, как это бывает в таких случаях, начались интриги различных придворных партий, которые видели на ханском месте своих претендентов. В этой игре Досангу досталась незавидная роль, ведь даже дед не видел в нём своего приемника.

    А началась она с того, что братья Досанга стали отходить от своего «ближайшего начальника», на что вспыльчивый глава семейства ответил поездкой к августейшему деду с требованием вернуть беглецов в лоно семьи. Кто-то из придворных объяснил Досангу, что его поведение крайне не нравится дедушке и тот готов к самым решительным поступкам по отношению к внуку. Внук из ставки ретировался и укрылся на своих землях на реке Берекет, что протекала в 18 в. выше Сеитовки, по левому берегу Ахтубы.