• Праздник

    праздник

    праздник

    Праздник. Перед праздником народного единства, который аккурат четвертого ноября, у нас уже шесть лет всяческие эксперты, извиняясь, объясняют: «Праздник, однако, новый. Не успел ещё народ привыкнуть, ощутить всё благолепие. Но постепенно осознают. С каждым годом растёт процент осознавших». Это, конечно, радует. Но. Его (этот праздник) никто особенно и не отторгал. Хоть сейчас спроси любого – любой поддержит. Когда это на Руси против праздников-то бунтовали? А то, что смысл исторический не всем понятен, – так всё дело в телевизоре. Точнее в телевизионном превалировании минно-пожарной тематики над тематикой Минина и Пожарского. Внятной патриотической линии в зомбиящике так и не появилось. Снял замечательный режиссёр Хотиненко фильм «1612» – и всё. Зато в этом фильме герои как-то уж очень адаптировано разговаривают, типа: «Не парься, Андрюха!». Но, может, так и надо, чтобы понимало народу побольше?

    Телевизор в данном случае – первый помощник. Во времена-то ранешные перед ноябрьскими загодя показывали тогдашние блокбастеры «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918-м году». Народ смотрел и наутро бодро шёл на демонстрацию, заряженный и просветлённый. Разливал в подворотнях водку, ёжась от холода, но согреваясь идеологически: «В каждом деле Ленин с нами». Потом, когда праздник переформатировали в День согласия и примирения, взяли моду показывать что-нибудь квасное, сермяжное, берёзово-лубочное, вроде «Любить по-русски – 1,2,3». Тоже понятно: вполне уместно, укладывалось в парадигму праздника. За несколько лет все согласились и примирились.

    Но в данном случае – сложнейший исторический пласт, дата, которую бегло проходят в средней школе и успешно забывают. Спроси сейчас любого (да хоть того, из первого абзаца) россиянина: «Когда было на Руси Смутное время?» – он легко выйдет из положения: «А когда было не смутное?» Школьники порой просто убивают ответами: «Князь Минин-Пожарский вместе с Кутузовым спасал Москву от пожара». «Лжедмитрий был не царём, а простым вруном, поэтому его имя стало нарицательным». «Народ спасал свою страну от белополякского ига». «Народное ополчение воевало с французами, которые хотели насадить здесь свои порядки». Тут уже и телевизор ни при чём…

    4 ноября православные празднуют День Казанской иконы Божьей Матери, которая в ту пору и помогла русскому ополчению одолеть поляков-захватчиков. Отрадно, что этот факт помогает хотя бы части населения понять исторический смысл праздника. Но, не вдаваясь в религиозную подоплёку тогдашнего боестолкновения, хотелось бы отметить любопытный факт. У поляков есть практически аналогичный праздник! 15 августа – католическое Успение Пресвятой Девы Марии. В этот день 1920 года поляки взмолились перед Пречистой с просьбой помочь им отбиться от Красной Армии под предводительством Тухачевского, который к тому времени уже «навис» над Варшавой. И…чудо свершилось, большевики откатились назад. Теперь этот день в Польше – государственный праздник. Так что у нас с Польшей, извините за утрирование, всё без обид, «один – один».