• Эх, лето красное, любил бы я тебя… жара

    жара

    жара

    Эх, лето красное, любил бы я тебя... жара. Товарищи из прохладной средней полосы по телефону спрашивают: «Как дела?» «40 градусов» жара, – отвечаю. «В рюмке?». «Нет, на улице». «Ой-ёй-ёй» – притворно сочувствуют они, не видевшие в жизни ничего тяжелее сауны. Я бодрюсь: «Лучше семь раз покрыться потом, чем один раз инеем»... Тем более, что летнее представление жара («светопреставление»?) в Астрахани только начинается.
    Да, друзья мои, это не Боливия, это Ангола, как говаривал один неприятный работорговец из приключенческого фильма.
    Говорят, что в Мумбае, Каире, Улан-Баторе сейчас тоже весьма тепло. Но у нас в Прикаспийской низменности (минус 27 метров), нагретый воздух застаивается жара, образуя филиал преисподней. Поэтому специалисты и предупреждают каждый год: «Без нужды на улицу не выходите». Вот мы и выходим исключительно по нужде. Четыре месяца в году.
    Нет, июнь вообще можно не считать. Паводок, мошкара, жара, тополиный пух – рудимент развитого социализма, саранча и т.п. мешают и работе и отдыху. А вот с июля по сентябрь – настоящее астраханское лето. Практически на каждом берегу – лежбища и гульбища. Все бесплатно получают ультрафиолет, покрываясь истинно астраханским серо-буро-малиновым загаром. Это вам не Турция...
    Приезжим кажется странным, когда из окон какой-нибудь халупы на Больших Исадах торчит блок сплит-системы. А как иначе жара? Во-первых, иначе можно и не дожить до октября. Во-вторых, благосостояние граждан всё же несколько увеличилось. Интересно, как спасались древние астраханцы от жары? Ведь в стародавние времена холодно летом было только в двух местах – ледяном рыбохранилище и городском морге. Но пращуры сажали ветвистые деревья, строили дома из дерева с прохладными подвалами, рыли погреба, поливали асфальт водой, чтобы не было пыли, обмахивались газетами жара...