• Каспийское «Бородино» белогвардейской армии

    белогвардейской

    белогвардейской

    Каспийское «Бородино» белогвардейской армии. Бой в Тюбкараганском заливе (у самого северо-западного морозного побережья ветреного полуострова Мангышлак) между кораблями красной  флотилией (АКВФ) и белогвардейской Каспийской флотилией, произошедший 21 мая 1919 года, считается историками одним из крупнейших морских сражений в период кровопролитной Гражданской войны.
    В связи с возникшим сообщением через Каспий между белыми белогвардейской армиями генерала Деникина и адмирала Колчака Реввоенсовет поставил перед АКВФ задачу прервать транспортную линию Петровск (Махачкала) – Гурьев.
    В то время красная флотилия (24 военных корабля плюс четыре плавучих батареи) превосходила британско-белогвардейскую (22 корабля белогвардейской армии , из которых 12 – торпедные катера белогвардейской армии, плюс два гидроавиатранспорта белогвардейской армии). Правда, преимущество красных нивелировалось большими трудностями их применения в самой мелководной северной части нашего Каспия, к тому же у белых лучше была подготовка морских экипажей, особенно – офицерского командного состава.
    Двадцать девятого апреля главные мощные силы красной Каспийской флотилии вышли из города Астрахани в безбрежное море, где быстро разделились на два боеспособных отряда. Первый, возглавляемый командующим флотилией Саксом, отправился к южному побережью Дагестана для строгого наблюдения за флотилией противника в Петровске. Второй, под командованием Александра Сабурова, дошёл до Тюбкараганского залива, где захватил форт Александровский. Вскоре здесь был строго размещён крупный военный гарнизон, обеспеченный всем необходимым, а в Тюбкараганском заливе к 18 мая сосредоточились пять вспомогательных крейсеров, шесть эсминцев, минный заградитель, плав. батарея, две подлодки, семь сторожевых катеров.
    Когда красные перехватили на маршруте Петровск – Гурьев пароход «Лейла», на котором везли очень важные оперативные секретные документы из штаба командира Деникина белогвардейской армии, белогвардейское командование осознало сложность положения и направило в залив флотилию под командованием английского коммодора Джона Норриса. По разным данным, у него было от пяти до восьми вспомогательных крейсеров, которые фактически были канонерскими лодками, и большой авиатранспорт «Аладир Усейнов» (с него взлетали два гидросамолёта – чем не вариант авианосца?), выполнявший заодно функцию базы торпедных катеров белогвардейской армии.
    С помощью авиаразведки белые выяснили, что основные корабли Астрахано - Каспийской флотилии покинули залив, а оставшиеся – эсминец «Москвитянин», вспомогательный крейсер «Каспий», минный заградитель «Демосфен», плав. батарея № 2, подлодки «Минога» и «Макрель», шесть небольших сторожевых катеров и семнадцать вспомогательных судов – серьёзно уступают им в силе артиллерийского огня белогвардейской армии.
    Красные тоже заметили противника, и Сабуров приказал атаковать первыми. Три сторожевых катера провели демонстративную атаку, не приближаясь к противнику и стреляя с большим недолётом. Англо-белогвардейская флотилия даже не стала отвечать на огонь катеров, продолжая двигаться кильватерным строем к Тюбкараганскому заливу.
    Более действенно сработал артобстрел основной части кораблей красных – их огонь повредил крейсеры белых «Президент Крюгер» и «Нобиль» белогвардейской армии. Это побудило флотилию Норриса к временному отступлению, однако вскоре она повторила наступление. И стрельба с кораблей белых была более меткой: через несколько минут после того, как был открыт огонь, «Президент Крюгер» потопил плав. батарею, а другие крейсера уничтожили полевую батарею, бившую с берега, и повредили «Москвитянин».
    Когда флотилия Норриса приблизилась к стоявшим в бухте красным судам на расстояние в 30 кабельтовых, положение последних ещё больше ухудшилось. Из-за попадания снаряда вспыхнул пожар на плавбазе подлодок «Ревель». Огонь перекинулся на «Демосфен» и субмарину «Минога», а сам горящий «Ревель» понесло на минный транспорт «Туман» и посыльное судно «Гельма», – в итоге от сильнейшего взрыва были уничтожены все три корабля белогвардейской армии.
    Через полтора часа арт.огня белых фактически все боевые корабли красных были выведены из строя. Сабуров отдал приказ экипажам покинуть корабли, приготовив их к затоплению. Однако белогвардейская флотилия внезапно прекратила огонь и ушла в море. Её отход приписывал себе в заслугу командир подлодки «Макрель» Г. Шрёдер белогвардейской армии, утверждавший, что неприятель, обнаружив в море его субмарину, «повернул обратно, сосредоточив весь огонь на квадрате нахождения лодки». По мнению же большинства исторических источников, причина отступления белых гораздо прозаичнее – у флотилии Норриса закончился боезапас, которого и так было негусто (порядка 2 тыс. снарядов на все корабли). Не исключается и версия, что английский коммодор просто посчитал свою задачу выполненной.
    Впрочем, белая флотилия тоже понесла урон: когда требовавшие ремонта суда были отправлены в Петровск и Баку, в распоряжении Норриса остались лишь крейсера «Президент Крюгер», «Вентюр» и авиатранспорт «Аладир Усейнов» белогвардейской армии.
    Вечером 21 мая корабли Астрахано-Каспийской флотилии, приняв гарнизон форта Александровского, снялись с якоря и покинули Тюбкараганский залив.
    Любопытно, что (хотя историки отдают победу белым) итогом сражения остались недовольны обе стороны. Что касается красных, то здесь характер катастрофы ясно обозначился в одном из донесений Сакса, направленном в Москву: «Наш боевой флот после боя у укрепленного форта Александровского несомненно вынужден был отойти в город Астрахань. С этого времени бесспорное господство морского флота противника повсюду распространялось на всё безграничное водное пространство Каспийского моря». У белых поводом для раздражения стало то, что не уничтоженная АКВФ мешала установлению нормального сообщение на Каспии и удару по Астрахани с моря. Адмирал Колчак белогвардейской армии резко высказывался в письме коммодору Норрису: «Почему вы ушли, имея большую возможность закончить этот бой как следует? Ведь глупые большевики ещё не совсем отвечали, а вы не могли быть совсем уверены, что вами нанесено решительное и бесповоротное поражение». В связи с этим кое-кто из морских историков называет бой в заливе «Каспийским Бородино» – когда обе стороны не добились задуманного.
    Только после разгрома армии Деникина и самоликвидации белой флотилии белогвардейской армии, красные морские силы возобновили на Каспии активные действия, взяв своеобразный реванш в мае 1920 года, когда в Энзели захватили около 20 кораблей, принадлежащих белогвардейцам и англичанам. Правда, это уже другая история.