• Нищенство

    нищенство

    нищенство

    Нищенство. И КТО-ТО ЧТО-ТО ПОЛОЖИЛ В ЕГО ПРОТЯНУТУЮ РУКУ…
    Ну, какая, скажите на милость, столица без профессиональных нищих? Где же ещё побираться, как не в столице? И если этот фактор брать в качестве одной из характеристик, то Астрахань вполне можно считать Каспийской столицей: бизнес-бродяжничество здесь – заметный элемент «декора». Достаточно пройтись в летний день по городу – и вот они, клошары всех видов, мастей и специализаций.

    На Больших Исадах, например, нищенство существовало всегда, даже во времена советской борьбы с тунеядством. Ныне там представлены самые различные типажи: азиатские странники из племени таджикских цыган-люли, цыгане местные, совмещающие торговлю с попрошайничеством, инвалиды-колясочники, погорельцы, реальные и мнимые больные, бабушки с маленькой пенсией, дедушки с большим и затяжным похмельем, юные наркоманы и загорелые дети, происхождение которых сложно классифицировать. Выражение «христарадничать» здесь малоуместно, ибо многоконфессиональность нищенства представлена во всём многообразии. Самые «проходные» территории (вокзалы, рынки, площадки у торговых центров) давно и прочно освоены представителями вольного племени, которых областные власти с истинно хазарской филантропией недавно собрались социализировать – обучить традиционным ремёслам и открыть для них творческие лаборатории. Лет десять назад в сквере у железнодорожного вокзала стоял самый настоящий табор, с шатрами и палатками, разве что без медведей. И кто знает, как бы он развивался дальше, но на этом месте возвели супермаркет.

    Просят обычно женщины с детьми («мелочишку на молочишко»), изредка к ним с проверкой подъезжают суровые мужья на представительских «шестёрках» – важные, как князья Понтиашвили. Некоторую конкуренцию местным «ромалам» составляют приезжие просители с Памира – колоритных мужчин в тюбетейках, чалмах и паккулях-пуштунках часто подкармливают автолюбители на перекрёстках. Автолюбителей также достают безногие инвалиды на колясках-роликах, постоянно норовящие проверить клиренс автомобиля своими головами. Как правило, разгонять их начинают только после того, как грянет очередной гром. Например, несколько лет назад у старого кладбища на ул. С. Перовской под колёсами погиб инвалид. После чего его коллеги куда-то подевались, но ныне снова активно возобновили промысел.

    Да и вообще о проблеме нищенства у нас начинают говорить, когда происходит нечто неординарное. Например, зимой был задержан астраханский Робин Гуд, систематически воровавший содержимое магазинных касс и… раздававший выручку бедным. Весной некий бродяга, пришедший проситься в Чуркинский монастырь, зарезал работника за… отказ угостить сигаретой. Или вот, совсем недавно, молодой нищий, раздосадованный отрицательной реакцией по поводу выдачи «этвас копеек», ударил девушку и выдрал у неё из уха серёжку. В этих случаях нищих, конечно же, задерживают. Также бывали случаи наказания за принуждение детей к промыслу. А обычных клянчащих стараются не трогать – много хлопот. На нищих, разумеется, жалуются, но на что именно? Ну надоедливы, ну неопрятны, ну мешают проходу. Только это же не повод для кары! Поэтому горожане в маршрутках, когда в салон втискивается группа «летних странников», всё чаще вспоминают поговорку «Эх, хорошо после бани! Особенно первые два месяца».